Уже третий год в России действует закон об органическом производстве. Ряд проблемных моментов наконец удалось урегулировать. Однако, убежден исполнительный директор Национального органического союза Олег Мироненко, есть вопросы, которые пока остаются за кадром.

- Реклама -

Закон об органическом производстве, вступивший в силу с января 2020 года, действительно положительно повлиял на ряд аспектов, связанных с развитием органического сельского хозяйства в РФ. Пока оправдались не все ожидания органического сообщества. Но все же серьезные сдвиги уже есть. «Закон активизировал среду саму по себе. Возрос не только интерес к органике как к таковой, со стороны властей и производителей, но и со стороны потребителей», — подчеркивает Олег Мироненко, исполнительный директор Национального органического союза. Например, в 2020 и 2021 году спрос на органическую продукцию оказался несколько выше, чем в предыдущие годы (возможно, еще и потому, что этот сектор более активно освещался в СМИ). Кроме того, закон обозначил правила игры: появились знак российской органики, реестр Минсельхоза РФ, в который входят все сертифицированные производители органики.

Потребитель стал больше доверять продукту с названием «органический» — то есть появилась возможность каким-то образом обеспечить или гарантировать качество продукта. Закон сделал обязательными к применению целый ряд ГОСТов, которые регулируют различные аспекты производства, переработки и оборота органической продукции. «Появилась возможность обратиться в Роспотребнадзор, если продукция оказалась не соответствующей определенному качеству, — поясняет Олег Мироненко, — и потребовать, чтобы производитель, который поставил этот продукт на прилавок, был наказан. Стало возможным применить и целый ряд административных механизмов для влияния на недобросовестных производителей и ритейлеров, которые такую продукцию реализовывают». А с помощью QR-кода потребитель может получить информацию о производителе и продукции в специальном реестре Минсельхоза органических производителей.

Важно, что закон запустил и целый ряд региональных программ поддержки органических производителей, и в ряде регионов эти программы наполнили деньгами. Растет инфраструктура органического сектора. «Например, ведется работа в направлении образования, начали готовить предпринимателей для органического сектора, и мы увидели, что за эти 2 года стало больше производителей органики. В том числе и потому, что они видят, что государство готово (правда, пока больше на словах) развивать этот сектор, — говорит Олег Мироненко. — Если в прошлые годы появлялось примерно от 5 до 10 новых органических производителей в год, то в 2020—2021 годах эта цифра дошла до 50 в год. Не считая тех, кто вошел в период конверсии».

Интерес к органике стал выше и у сектора торговли. «Теперь, когда для органического производства определили правила, единую терминологию, ритейл видит, что сертификат производства, который внесен в реестр, правильный, и продукция, которая стоит на полке, тоже подлинная. А значит, ее легче продвигать с точки зрения потребителя, а еще есть четкий механизм проверки этой продукции и ее производства», — убежден Олег Мироненко. Наблюдается рост продаж, да и сами сети уже идут на то, чтобы продвигать продукцию в сознании потребителя. А еще повысились продажи через интернет, хотя раньше считалось, что такой формат не подходит для органической продукции. Но пандемия подтолкнула этот процесс.

Было много ожиданий, что с реализацией закона будет решен ряд стратегических вопросов, которые поддержат развитие органического производства. Но есть вопросы, которые не удалось решить. И самая главная проблема, считает Олег Мироненко, — что все еще не существует федеральной программы поддержки данного сектора. «Ожидалось, что в 2021 году будет разработана Стратегия развития органического сектора в РФ до 2030 года, которая бы запустила этот процесс. Но до сих пор программа существует только в умах ее разработчиков. На основных игроков в секторе программа не выносилась и не обсуждалась. Стратегия не принята и не работает», — отмечает Олег Мироненко. Это влияет и на регионы, ведь они смотрят сначала на федеральный центр. Так что пока только в 10 регионах запущены местные программы поддержки. Самая наполненная программа — в Воронежской области, в 2022 году здесь планируют истратить порядка 80 млн рублей на развитие и поддержку органики, субсидировать затраты на сертификацию и закупку биопрепаратов и биоудобрений, увеличены размеры погектарной и политровой поддержки. Это, кстати, один из первых регионов, который серьёзно решил рассмотреть возможность закупки органических продуктов для питания школьников. Свои программы, в разных вариантах, ввели Белгородская и Томская области, Краснодарский край, Республики Татарстан и Мордовия.

Еще один минус — реестр органических производителей пока работает как информационный ресурс, а должен позволять делать аналитику. Например, из реестра сложно понять, сколько на конкретной территории региона работает производителей, где и какие продукты производятся, как создать кормовую базу и так далее. Он не удобен для получения информации участникам органического рынка. Частично, рассказывает Олег Мироненко, эту проблему сейчас решил Фонд «Органика», который разместил у себя картографическую версию этого реестра и добавил в неё данные по производителям, имеющим международные сертификаты. «Но все равно аналитика не работает. Цифры — это лишь экспертные оценки, — поясняет глава НОС. — Мы предлагали ввести коды ОКВЭД для органики, но на сегодня такие коды не существуют. В систему отчетности Мисельхоза РФ предлагали ввести параметры по различным направлениям производства органики, но и здесь мы не нашли понимания».

Не запущены и ряд направлений, например, пока сложности с производством органических дикоросов (эти компании присутствуют на рынке пока только с зарубежными сертификатами) и с органической аквакультурой, которая в России вообще пока практически на нуле. «Сейчас количество производителей, которые готовы были пройти сертификацию, начинает падать. Потому что многие моменты в законе не работают так, как это было бы необходимо», — полагает Олег Мироненко.

Если государство наконец будет активнее внедрять механизмы, предусмотренные законом об органике, например, вложит деньги в использование земель под органику (а сейчас в России более 30 млн залежных земель, на них можно пустить органических производителей) или поддержит создание реестра биопрепаратов и биоудобрений, поможет решить вопрос с их производством, то российская органика сможет развиваться быстрее.

Сейчас, по данным НОС, органический рынок в РФ превысил отметку в 220 млн евро. При этом в продаже пока 80% - импортная органическая продукция и 20% - российская. Скачок роста в 2020 году объяснялся пандемией (люди резко усилили внимание к своему здоровью и рациону), в 2021 году рост продаж практически вернулся к допандемийным значениям, то есть не превысил отметку 10−12%. К тому же если импортная продукция будет вымываться с магазинных полок, то российские производители просто не успеют заменить ее, для этого нужен период в 3−5 лет. С учетом роста продаж соотношение импорта и нашей органики на российской полке к 2030 году может достигнуть 50 на 50, считает Олег Мироненко.

«В 2022 году, если так и не будут запущены механизмы, обозначенные в законе, следует ожидать, с учетом существующих обстоятельств, вероятнее всего дальнейшее уменьшение роста продаж», — считает исполнительный директор НОС.