А будет ли молоко на полках магазинов, если его будет некуда и некому разливать? Откуда потекут молочные реки, если местные переработчики начнут массовую оптимизацию производств?

- Реклама -

Красивые слайды и отчеты, огромные цифры растущего стада коров, производства молока и вообще радужной перспективы продовольственной безопасности в Воронежской области не сходили с уст наших чиновников. Последние 8 лет после обвала рубля и первых санкций нам усердно рассказывают об импортозамещении. Мы с вами должны быть уверены, что без еды не останемся. Только вот не успели объявить о санкциях, как целый ряд производителей пищевой промышленности просто встали в тупик…

— Перед пищевой промышленностью встал целый ряд вызовов. Во-первых, производителей, обеспечивающих молочную отрасль упаковкой и иными расходными материалами, в России в принципе нету! Картон для производства упаковки — в Финляндии, закваски — в Германии и так далее. Второй вызов — это оборудование, которое на 99%, ровно как и запчасти на него — импортное. В-третьих, программное обеспечение технологического оборудования. Работает оно полностью на иностранных программах. Вполне возможно, их могут выключить или заблокировать из Европы. И к этому альтернативы в нашей стране сегодня просто нет, — пояснил реальную ситуацию основатель ГК «Молвест», депутат Госдумы РФ Аркадий Пономарёв. — Вот и получился красивый результат импортозамещения только на отчетных слайдах! А в жизни, фактически всё наоборот!

Получается, что после обвала рубля и мирового финансового кризиса начиная с 2010 года предпринимателям стало менее выгодно импортировать, и чиновники ситуацию представили удобной для развития импортозамещения. Вторую волну красивых «галочек» и отчетов правительство объявило после санкций 2014 года, заявляя о том, что мы встали на уверенное развитие российского производства. Итак, прошло 8 лет. Страна готовилась к сложным вызовам мировой политики, и к чему пришло реальное производство? «Галочки» в отчетах не заменят отсутствие российских семян, генетики, промышленного оборудования и технологического обеспечения российских производств. Их просто нет в нашей стране.

Что на это говорит правительство России? Если посмотреть череду их заявлений, то они просто хотят откупиться. Вице-премьер Виктория Абрамченко заявила, что меры господдержки продлят, то есть объемы и средства будут те же, что в прошлом году. Получается, власти готовы выделить денег производствам — а вы решайте проблемы сами. А сработает ли это?

Мы попросили крупнейшее молокоперерабатывающее предприятие города Воронежа поделиться с нами цифрами, сколько в прошлом году субсидий выделило предприятию государство, сколько им реально пришлось вкладывать в производство, и сколько денег предприятие вернуло в бюджет в форме налогов. Чтобы на простом арифметическом примере оценить, существенны ли заявления правительства.

Итак, считаем Молочный комбинат «Воронежский» (включая два филиала в Хохольском районе и Калаче). За весь 2021 год предприятие получило на переработку молока субсидии в размере 149 млн рублей. Но вложило в производство 1,7 млрд рублей (информация об инвестициях официально подтверждена отчетами в Росстат).

Бюджет же получил от воронежской группы компаний «Молвест» за 2021 год 1 млрд 773 млн рублей в форме налогов и сборов, треть из них уплатил только один Молочный комбинат «Воронежский».

Понимают ли в правительстве РФ на федеральном и региональном уровне, как в нынешних реалиях выстраивать работу с производственниками? Отчет о тоннах произведенного молока в регионе теперь никому не нужен, людям нужна уверенность, что завтра на полке магазина будут стоять молоко, творог и масло. А необходимость даже крупнейшему российскому переработчику вести оптимизацию своих мощностей выглядит особенно удручающе для мелких производств, которые не смогут найти миллиардные инвестиции для смены технологических линий из-за санкций! А миллионные субсидии, о которых любят отчитываться чиновники, — это как глоток боржоми, когда уже слишком поздно начинать лечение.

— Можно рассказать и показать на слайдах любые вещи. Ну, сейчас всё иначе. Нужен ежемесячный анализ, сводка тех показателей и тех сложностей, которые есть здесь и сейчас! А не по итогам года или полугодия, когда их исправлять уже будет невозможно, — поясняет Аркадий Пономарёв. — Сейчас у отраслей пищевой промышленности есть запасы и небольшой временной промежуток, чтобы власть на всех её уровнях смогла нивелировать последствия! Должна вестись активная работа с научным, промышленным, производственным, технологическим, сельскохозяйственным секторами, чтобы не привести всё к ситуации, когда при наличии молока нам некуда будет его расфасовывать.

Услышат ли производителей наши уважаемые чиновники? Время покажет. Пока ждем продолжения новостей, действительно ли заводы начнут закрываться? Ведь только вдумайтесь, если с Воронежского рынка перенесет свою работу «Молвест» в любой другой более удобный с точки зрения логистики и условий производства регион, то без работы останутся 4500 воронежцев, которые сегодня чувствуют себя весьма вольготно с официальными зарплатами и всегда свежей молочкой в холодильнике.

Магазины наши от этого точно не опустеют, полки заполнят крупнейшие американские и французские корпорации, особенно йогуртами (обратите внимание, что 60% рынка держат именно иностранцы, зажимая местных, несмотря ни на какие санкции).

PepsiCo: «Домик в деревне», «Веселый молочник», «Чудо», BioMax®, «Имунеле» и др. Danone: «Активиа», Actimel, «Растишка», «Даниссимо», «Простоквашино», «Bio Баланс», «Тёма» и др. Источник данных: Nielsen Consumer LLC. All Rights Reserved

Но вот рабочих мест и зарплат воронежцам они точно не создадут, как и чиновники, которые вообще не знают, как это — создавать производства и растить коллектив. Им бы всё откупиться и скинуть все проблемы на плечи предпринимателей. Рыночная же экономика; вот пусть и выживают по законам рынкам…

Николай Миронов