В начале августа Росконтроль опубликовал результаты своих исследований качества сметаны, произведенной в России и Белоруссии и продаваемой на прилавках наших магазинов. Проверка, как сказано в документации, производилась с 26 марта по 10 апреля.


Видимо, так совпало, что практически в это же время — 10 апреля — свое тестирование сметаны проводила и другая организация — Роскачество. А поскольку изучались наиболее популярные бренды, неудивительно, что часть из них попала «под микроскопы» одних и других исследователей. Удивительно другое -результаты оказались диаметрально противоположными!

- Реклама -
Агропродмаш

Так, согласно заключению Росконтроля, сметана 15% жирности торговых марок «Простоквашино», «Останкинское», «Милава», «Ростагроэкспорт», President, «Благода» были не рекомендованы к употреблению, другими словами, попали в черный список. Только сметана «Углече Поле» оказалась рекомендована к покупкам.

Однако, по результатам исследования Роскачества большинство этих же марок сметаны такой же 20% жирности удостоились высшей оценки — 5, 5 баллов. И лишь «Останкинская» совсем немного не дотянула до идеального продукта, получив по 5, 482 баллов, что, впрочем, не повлияло на характеристику: «Высококачественный товар».

Так в чем же дело? Почему одна организация фактически забраковала несколько марок сметаны, а другая присудила им высшую пробу?

Как известно, качество продукта определяется в сертифицированных лабораториях слепым методом, исключающем возможную предвзятость, то есть, исполнитель не знает, какая марка сметаны находится в том или ином образце.

«Все образцы у нас слепые. На них нет этикеток, они опломбированы, обезличены. Мы видим только конкретный продукт, банки с продуктом кодированы. Мы не даем никаких выводов, только данные исследований — а выводы делает заказчик», — рассказывает Ольга Полякова, научный сотрудник технохимического контроля ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт молочной промышленности» (ВНИМИ), где по заказу Росконтроля проводился анализ сметаны.

«Росконтроль — сложный заказчик, он сам определяет показатели, которые нужно проверить, и сам потом делает некие выводы. Мы — к сожалению или к счастью — не имеем к этому никакого отношения, этим процессом мы управлять не можем», — говорит Елена Юрова, заведующая лабораторией технохимического контроля ФГБНУ ВНИМИ.

«Измерение проведено в конкретно предоставленном образце, результат не может распространяться на всю партию», — добавляет Юрова.

Напомним, что Росконтроль — это фактически частная организация, полное название которой звучит так — «Некоммерческое партнерство организации и развития единой системы контроля безопасности и качества товаров, работа и услуг «Региональная организация системы контроля». То есть, аббревиатура Росконтроль в данном случае расшифровывается не как «Российский», а как «Региональный контроль», хотя на первый взгляд кажется наоборот. Да и словосочетание «некоммерческое партнерство» тоже может вводить в заблуждение, дескать, денег за свои услуги организация не берет. Это не так. В отчетности Росконтроляо расходовании денежных средств за 2017 год сказано, что предпринимательская деятельность активно осуществляется (продажа товаров, выполнение работ, оказание услуг).

А Роскачество — это автономная некоммерческая организация «Российская система качества». Учреждена распоряжением правительства Российской Федерации для независимого исследования качества товаров и выдачи лучшим отечественным товарам российского Знака качества. Для этого Роскачество осуществляет исследования качества продукции и ее добровольную сертификацию, по результатам которой присваивается или, соответственно, не присваивается Знак качества. Кстати говоря, процедура сертификации для производителей бесплатна.

В связи с этой ситуацией вспоминается конец 90-х, начало 2000-х годов, когда некие частные организации или фонды награждали всяческими премиями и знаками «лучших» производителей и клеймили позором «худших». А разница между теми и другими была лишь в том, что одни согласились купить себе «почетное» звание, а другие отказались платить, по сути, рэкетирам, рядящимся под независимых исследователей рынка.

Сегодня, похоже, ситуация повторяется. И станет ли тот или иной продукт «высококачественным» или попадет в черный список, нередко зависит от того, заплатил производитель тестирующей организации, или нет.

comments powered by HyperComments