Персонифицированная медицина — не такое уж далекое будущее человечества. Разработки в этом направлении ведутся повсеместно. Так, в Институте экспериментальной медицины идут клинические исследования новой методики лечения многих социально значимых заболеваний, в том числе рассеянного склероза и болезни Паркинсона.

- Реклама -
Агропродмаш

Как можно поправить здоровье при помощи живых микроорганизмов? Об этом «Вечёрка» спросила Александра Суворова, заведующего отделом молекулярной микробиологии ИЭМ, члена-корреспондента РАН.

— Хотелось уточнить у вас, профессор: действительно ли в организме взрослого человека «проживает» около двух килограммов микроорганизмов?
— Человек, конечно, высшее достижение матушки-природы, но при этом в нас обитает огромное число бактерий, вирусов, грибов и прочих микроорганизмов. Общее количество генов которых многократно превышает человеческий геном. Эдакие невидимые глазу «соседи»… Они не могут жить без нас, а мы — без них.

— Почему?
— В экспериментах на «чистых» животных, выращенных в абсолютно стерильных условиях, было доказано, что при полном отсутствии в теле микроорганизмов у лабораторных крыс формировалась ущербная иммунная система, кишечник был короче и даже зубы — в отсутствие микрофлоры во рту — не развивались. Если таких животных выпускали в «дикую» природу, они довольно быстро погибали.

— Но ведь рождается человек стерильным?
— Не совсем: первую существенную порцию микроорганизмов новорожденный получает уже во время родов от матери. Однако еще внутриутробно плод через плаценту контактирует с различными микроорганизмами. При рождении первыми «колонизаторами» человека становятся различные стрептококки, стафилококки, кишечная палочка. Чуть позже первую скрипку начинают играть бифидобактерии, потому что они участвуют в «сбраживании» полисахаров из грудного молока. А вот когда грудное вскармливание заканчивается — примерно к году, количество бифидобактерий резко снижается. Начинают доминировать другие микроорганизмы. В целом к трем годам в теле человека состав микрофлоры стабилизируется, и таким он в идеале должен оставаться до конца жизни человека.

— Значит, набор микроорганизмов и их состав в человеческом организме уникальный?
— Можно сказать — персональный. Понятно, что в зависимости от различных обстоятельств (серьезной болезни, например) каких-то микроорганизмов будет становиться меньше, каких-то — больше. Но сами штаммы останутся неизменными. Этот набор, или, выражаясь по-научному, наша микробиота, чрезвычайно важен. Микробиота участвует в переваривании пищи, в том числе вырабатывает гормоны, влияющие на чувство голода, укрепляет нашу иммунную систему, например пробиотики создают специальные вещества, убивающие патогенную флору. Наконец, микроорганизмы активно влияют на наше эмоциональное состояние и на работу мозга.

— Значит, есть прямая связь с болезнями человека?
— В своих исследованиях мы показали, что такие недуги, как рассеянный склероз и болезнь Паркинсона, сопровождаются мощнейшими изменениями в микробиоте, когда активно размножаются как раз «ненужные» человеку микроорганизмы. Рак, аутизм, ожирение, диабет второго типа — все эти заболевания, которые в наше время принимают характер эпидемии, так или иначе связаны с нарушениями в микробиоте человека. А среди основных причин, ведущих к этим нарушениям, — сильные эмоциональные стрессы и прием антибиотиков.

— То есть дисбактериоз играет на руку самым разным недугам?
— Верно, только не дисбактериоз, а дисбиоз, поскольку нарушения касаются не только бактерий, а целого сонма наших «соседей» — бактерий, вирусов, грибов, простейших и прочих микроорганизмов.

— Вы предлагаете бороться с болезнями с помощью новой персонифицированной методики. В чем ее суть?
— Мы с вами упоминали о том, что состав микробиоты у каждого из нас уникален. Разные не только микроорганизмы, но и их штаммы. То есть бифидобактерии, живущие внутри вас, отличаются от моих. А значит если определить состав микробиоты человека, проанализировать генетический код микроорганизмов, понять, чего именно не хватает в данный момент, то можно этот недостаток восполнить. Причем не общим для всех набором пробиотиков, что предлагается в аптеках, а персональным. Можно приготовить тот же йогурт, заквасив молоко индивидуальной молочнокислой закваской, приготовленной из микроорганизмов конкретного человека. И он уже будет принимать этот персональный пробиотик (мы его называем «аутопробиотик») по указанной врачом схеме.

— Есть уже результаты?
— Мы много лет используем данную медицинскую методику в клиниках ИЭМ и Университета им. Мечникова. Исследования идут в рамках гранта «Российского научного фонда» Министерства науки и высшего образования. Сегодня можно утверждать, что с помощью такой терапии идет значительное улучшение состояния даже самых тяжелых больных. Более того, если мы помогаем организму пациента восполнить недостаток по одному штамму микроорганизмов, то это дает толчок микробиоте к автоматическому восполнению других опустошенных ниш. То есть наш организм всегда старается привести показатели микробиоты к норме. Ему надо только помочь.

Пока что мы проводим исследованиям по трем группам заболеваний: желудочно-кишечного тракта, хронических легочных и нейродегенеративных недугов. Положительная динамика идет по всем трем направлениям. Сейчас разрабатываем оптимальные схемы лечения. Понятно, что гармонизация микробиоты не исключает традиционных методов лечения этих заболеваний.

Сейчас мы ведем переговоры по созданию криобанка микробиоты. То есть мы предлагаем, получив анализ здорового человека, замораживать его микроорганизмы. Затем по мере необходимости, например, когда человек переживет сильный стресс или заболеет и ему назначат курс антибиотиков, можно будет легко сделать порцию лечебного кефира или изготовить капсулы с препаратом…

Бифидокефир — по индивидуальному заказу

comments powered by HyperComments