Минсельхоз России и Россельхознадзор, как и Молочный союз России, ожидают введение в 2019 году номенклатуры молочной продукции в перечень товаров, подконтрольных системе электронной ветеринарной сертификации (далее — ЭВС) с помощью Федеральной государственной информационной системы «Меркурий» (далее ФГИС «Меркурий»).

- Реклама -
Вебинар

Основные лоббисты — противники этому процессу — транснациональные компании и их полигон воплощения мечты — Союзмолоко, которые упираются изо всех сил по собственному замыслу — «закопать» государственную идею по введению ЭВС через «Меркурий», и внедрить цифровую маркировку, которая способна «стереть с лица молочного рынка» всех конкурентов.

Что ж, неплохая идея для толстосумов. Однако забывают и клерки, бегающие от совещания к совещанию, и их кукловоды, что помимо них, на рынке работает большое количество малых и средних предприятий молочной отрасли.

В начале февраля стало известно, что Пепсико направила письмо за подписью Нила Старрока (возглавляет компанию в России и СНГ), в котором просит министра экономики Максима Орешкина ускорить начало эксперимента по маркировке готовой молочной продукции.

В одном из интервью г-н Старрок сказал: «Я работаю в Пепсико с 1989 года, но даже я не успел попробовать все продукты, которые мы производим». Возможно, он и не пробует молочную продукцию, производимую его компанией. А значит, его не беспокоит прослеживаемость молочной продукции через «Меркурий», и не важно какого она качества. Хотя утверждается, что компания играет важную роль в вопросах здоровья и благополучия граждан.

Напомним, что глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев подчеркнул: включение готовой молочной продукции в «Меркурий» — это вопрос времени — с апреля начнется включение в перечень ЭВС номенклатуры молочной продукции и постепенно, к концу года вся она будет подконтрольна системе.

Господин Старрок рассчитывал, что проект по маркировке должен пройти до конца 2019 года, и для этого делается все, чтобы «сорвать» планы МСХ РФ по внедрению ЭВС, при этом даже не задумываясь, что возникнет ситуация, когда молочная продукция может оказаться в тисках двух систем — ЭВС и цифровая маркировка.

А теперь г-н Старрок беспокоится, что будут введены обе системы. Впрочем, ему-то как раз особо беспокоиться не о чем, — денег у компании достаточно, чтобы внедрить одну, две, а может пять систем прослеживаемости. Какая разница…

Но что же делать среднему и малому молочному бизнесу? Где ему взять средства на внедрение двух систем, или даже на одну, — цифровую маркировку, которая в разы дороже ЭВС?

ПРИМЕРНЫЙ РАСЧЕТ ЗАТРАТ НА ЦИФРОВУЮ МАРКИРОВКУ ДЛЯ МОЛОКОПЕРЕРАБАТЫВАЮЩЕГО ПРЕДПРИЯТИЯ

Простой расчет показывает, что затраты по внедрению ЭВС на готовую продукцию на предприятии составляют несколько десятков тысяч рублей, или даже бесплатно, если работать через собственный интерфейс, созданный в системе ФГИС «Меркурий» (затраты на внедрение цифровой маркировки — см. выше)

Если вспомнить историю этого вопроса, то несколько лет назад Молочный союз России встал на защиту системы ЭВС по простой причине, — в стране и на территории ЕАЭС почти не контролируемые потоки контрабанды сырья и молочной продукции, процветает фальсификация.

Оператор системы цифровой маркировки товаров — Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ, «Ростехом», учрежден ООО «Холдинговая Компания ЮэСэМ» Алишера Усманова, и «Элвис-плюс групп» Александра Галицкого). Сегодня пилотные проекты охватывают табачную продукцию, обувь, шубы и лекарства, к 2024 году к системе должны подключиться все товары. Таковы планы.

Как же все просто и безболезненно! И никто не считает, что 200 грамм полезного для организма человека сливочного масла стоит 140−160 рублей, а пачка сигарет по такой же цене может отрицательно влиять на здоровье населения. Так что выгоднее «оцифровать»? Почему низкомаржинальный молочный продукт должен подвергаться маркировке, а не простому учету в системе ЭВС?

Простой расчет на примере табачной продукции: на одной линии достаточно иметь 1 принтер-аппликатор для нанесения и 1 сканер для считывания DataMatrix (штрихкод), т.к. упаковки табачной продукции (сигареты) унифицированы, и отличаются исключительно весом (объемом). Что касается молочной продукции, то упаковка индивидуальна в зависимости от каждого вида продукции (если завод производит 10 наименований сыра, ему необходимо 10 принтеров и 10 сканеров).

Учитывая, что отечественного оборудования для реализации таких задач не существует, есть только зарубежное, то можно представить какой объём издержек понесут наши молочные заводы, в том числе и транснациональных компаний. Стоимость единицы подобного оборудования измеряется сотнями тысяч рублей.

Таким образом, в отличие от ЭВС, где из-за партионного учета установка принтеров является минимальной, для цифровой маркировки необходимо капитально модернизировать каждую линию из расчетов, представленных выше на 1 вид продукции.

Кроме того, для управления цифровой маркировкой устанавливается новая интеграционная система, предусматривающая оплату (минимум 0,50 руб./1 маркировка (без учета НДС).

Ещё один повод для скепсиса — выделение места под DataMatrix с учётом полей составит 15×15 миллиметров (минимальный размер). Это повлечёт за собой изменение дизайна каждого типа упаковки готовой молочной продукции и, следовательно, огромные затраты.

Средний расчет по РФ показал, что отрасль ежегодно выпускает, минимум, 60 млрд. индивидуальных упаковок. Соответственно, расходы только на маркировку составят 30 млрд. рублей ежегодно. Это минимальные расходы без учета установки специального оборудования для цифровой маркировки, а также без учета количества производственных линий, что равноценно сумме федеральных субсидий молочной отрасли за год.

В письме Пепсико в Минэкономразвития говорится (цитирует «Ъ») «В конце 2018 года Минсельхоз опубликовал проект приказа, по которому готовая молочная продукция все-таки попадет под ЭВС. Работать в двух системах невозможно, и включение готовой молочной продукции в ЭВС остановит эксперимент по ее маркировке. При этом распространение ЭВС на категорию нецелесообразно: система не выполняет заявленных функций и несет риски приостановки поставок и ухудшения конкурентоспособности российских производителей. Пилотный проект по маркировке и использованию ЭВС в других сегментах (мясная и рыбная отрасль) позволит лучше оценить эффективность работы систем».

При этом в Данон, например, подчеркивают, что рассматривают использование всех систем прослеживаемости, включая ЭВС, и главная задача — не допустить серьезной финансовой нагрузки на отрасль.

Пепсико и Данон остаются ключевыми противниками ЭВС на готовую молочную продукцию. Это констатируют уже на всех уровнях власти, и звучит в кулуарах бизнеса. И получается, что из-за двух транснационалов, кичащихся тем, что у них в совокупности «в руках» почти пятая часть производства молочной продукции в стране, тормозится ключевая идея государства — сделать рынок прозрачным и свободным от фальсификата.

Между тем пока сохраняется неопределенность по срокам внедрения системы ЭВС. Нам с вами остается лишь догадываться — чья возьмет. Точнее возобладает ли разум, и победит ли ЭВС цифровую маркировку.

В заключение отметим, что ЭВС решает весь спектр задач, поставленный перед цифровой маркировкой, со значительно более низкими издержками и в дополнение обеспечивает контроль над качеством готовой молочной продукцией.

Чью сторону займёт Минэкономразвития: сторону российских малых и средних предприятий или транснациональных компаний? Поддержит развитие отечественного рынка или интересы щедрых зарубежных корпораций?

comments powered by HyperComments